Главная - Оказана помощь - Тихомирова Ольга Алексеевна

Тихомирова Ольга Алексеевна

Тихомирова Ольга Алексеевна tihomirova

 

 

Ольга родилась в Севастополе, ее семья жила в Инкермане в частном доме на Зеленой горке, которая располагалась на штольнях Советской балки. Первая  штольня была продовольственным складом, вторая – заводом шампанских вин, а третья штольня – госпиталем.

В декабре 1941 года, при первом наступлении на Севастополь Оля получила сквозное ранение в бедро. Начался обстрел, вся семья была дома и через открытую входную дверь в дом залетела пуля. «Когда пуля заходила в мое тело я не чувствовала, но когда она выходила – я услышала хлопок, как будто кто-то открывает шампанское», — вспоминает Ольга Алексеевна, — « я подумала, что кто-то меня ударил, повернулась назад, но никого не увидела. Папа поинтересовался, в чем дело, но я в недоумении развела руками». Чрез мгновение легкий ветерок поддул юбочку, и родители увидели на теле Оли кровавую рану.  Отец подхватил ребенка на руки и побежал с ближайший медсанбат, где получил направление в госпиталь.

В шесть часов вечера Оля поступила в госпиталь и только в полночь ее положили на операционный стол, так много было раненых. Девочка пролежала на больничной койке 4 месяца. Папа ушел домой ухаживать за скотиной и работать

( он охранял электростанцию на ГРЭСе), а маму оставили на 4 месяца в госпитале ухаживать за дочкой и за другими ранеными.

Самое значимое и незабываемое событие для Ольги Алексеевны — День Победы. Она вспоминает, как люди отовсюду бежали по закоулкам (улицы были полностью разрушены) с криками победы и рыданиями. Все плакали! Это действительно была радость со слезами на глазах.

Военные годы были очень голодными. Оля, чтобы пропитаться, ходила к немцам с котелком. Немцы часто жалели девочку и наливали в ее котелок черпак чечевичного супа. Маленькую ложечку Оля съедала сама, а остальное  бережно несла своим голодным родителям.

Во время войны Олин частный дом был полностью разрушен, а огород представлял собой минное поле, т.к. сплошь был утыкан неразорвавшимися минами. Вся скотина, куры и козы погорели. Мирные жители в течение месяца укрывались в штольнях, а когда вышли на поверхность, то увидели на месте своих домов горы пепла.

После войны папу положили в больницу с язвой желудка. Несмотря на диагноз — это была большая удача для голодавшей семьи, т.к. в 1-ой городской больнице раненых КОРМИЛИ!!!

Мама в то время была с маленьким сыном на руках. Оля вспоминает, как появился на свет ее братик: « Роды у мамы принимали немцы. Отец пошел в соседний госпиталь с просьбой помочь роженице. К нам в барак пришел немецкий врач. Инструментов у него не было. Врач надел перчатки (это был единственный медицинский инвентарь акушера) и принял родившегося на свет мальчика. Для меня это было большим шоком, я очень испугалась, т.к. мама истошно кричала от боли».

В 1947 году Ольга пошла на работу. Надо было расчищать участки земли от камней. Работа так и называлась —  «ворочать камни», за нее платили 250 рублей в месяц. Это был очень тяжелый физический труд для молодой женщины.

В 1948 начали повсеместно формироваться школы для молодежи, где обучали разным специальностям. В основном молодые люди учились на строителей, штукатуров, делопроизводителей. Оля выучилась на паспортистку. Уже в 1949 году эти школы расформировали, а молодежь определяли на работу по профилям. Для Оли работы делопроизводителя по месту жительства не нашлось, поэтому она на поиски работы отправилась пешком в Троицкую балку. Там в воинской части ей предложили работать табельщицей и дали возможность обучаться машинописи по два часа в день в строевом отделе.

Вскоре состоялось знакомство с будущим мужем на танцах. В клубе на ГРЭСе по средам, субботам и воскресеньям играли на баяне и слушали радиолу. Танцевали танго, фокстрот, краковяк. Вечера всегда начинались и заканчивались вальсом.. В клуб приходили в основном матросики, а девчат было человек 30. Оля сразу нашла себе танцевального партнера. Молодой красивый Иван с первого взгляда влюбил в себя девушку тем, что очень красиво танцевал танго и вальс – бостон. Он стал ее партнером по танцам, и, в конце – концов … мужем.

Свадьбы как таковой не было. Молодые в ЗАГС шли пешком около 15 километров — через Корабельную сторону, Троицкую балку. ЗАГС в то время располагался напротив нынешнего дельфинария. Не было у молодых ни свадебного белого  платья, ни гостей, ни свидетелей. Жених был одет в морскую форму, а невеста в сшитый мамой костюмчик. Оформив отношения, молодые вновь проделали 15-тикилометровый пеший обратный путь домой. В первую же брачную ночь (как в кино) Оля забеременела  и через 9 месяцев родила дочку в больнице Инкермана.

Вскоре муж Ольги трагически погиб в возрасте 29 лет. У него был личный автомобиль «Москвич». Однажды трое молодых людей на трассе остановили машину, за рулем которой был Иван, и попросили довезти их до Ялты.  Молодые люди заранее планировали завладеть чужим авто, поэтому один из них сзади перерезал горло водителю. Тело Ивана спрятали в багажник и один из преступников, который практически не умел управлять машиной, сел за руль. Машина помчалась по ялтинской трассе, и в какой-то момент водитель не справился с управлением. Автомобиль врезался в оградительные столбы. Преступники сбежали с места аварии, а покореженный автомобиль и тело Олиного мужа были обнаружены случайными прохожими.

Участник войны, житель осажденного Севастополя Ольга Алексеевна перенесла два инфаркта. Она вспоминает с грустью прошлое советское время, когда она была активисткой, ударником коммунистического труда, членом партии, председателем профсоюза. Несмотря на голодное время, она ощущала себя востребованной и нужной обществу.

Помогаем сильным!

Сегодня Ольга Алексеевна нуждается в лечении последствий инфарктов. Ей требуются медикаменты:

карвалол, кардикет, берлиприл, панангин, кардиомагнил, пустырник, боярышник.

 

Автор очерка Мищенко Наталия