Главная - Оказана помощь - Прививки «за» и «против» (часть 3)

Прививки «за» и «против» (часть 3)

privivki_3Выдержки из бестселлера «Беспощадная иммунизация. Правда о прививках» (автор Александр Коток) http://book.tr200.net/v.php?id=1337608

Александр Коток в книге «Беспощадная иммунизация. Правда о прививках» подробно освещает прививки, как медицинскую процедуру и как сложную социальную проблему, по сей день не находящую своего справедливого решения. В деталях анализируются состав вакцин и возможные поствакцинальные осложнения, приводятся факты, позволяющие взглянуть на другую сторону прививочной «медали» и ознакомиться с точкой зрения противников прививок. Отдельная глава посвящена натуральной оспе, победа человечества над которой до настоящего времени считается главным доказательством успеха вакцинаций. Особую ценность представляет то, что в книге пристальное внимание уделено до сих пор практически не освещавшейся в литературе на русском языке истории появления прививок и введения их в медицинскую практику. Книга располагает богатым аппаратом ссылок, цитат и комментариев; в большом количестве использованы малодоступные для рядового читателя материалы. «Приложения» предоставляют возможность познакомиться с документами, гарантирующими право гражданина на свободу выбора в прививочном вопросе.

Сразу же после своего выхода осенью 2004 г. «Беспощадная иммунизация» стала бестселлером. Автор книги — Александр Коток — профессиональный врач-гомеопат. В 1989 г. закончил 1-й Московский медицинский институт им. Сеченова. В 2001 г. защитил докторскую диссертацию в Еврейском университете в Иерусалиме. Член Европейской ассоциации истории медицины с 1998 г. Автор многочисленных публикаций по истории гомеопатии и рецензий в журналах и сборниках академических трудов научных обществ Англии, Германии, Голландии, Индии, России, Украины. «Беспощадная иммунизация» — первая книга Александра Котока, плод многолетних исследований.

Итак, нужны нам профилактические прививки или нет? Эффективны ли они? Опасны или безопасны? Любой выбор заслуживает уважения, когда он сделан после внимательного изучения информации «за» и «против».

Вот некоторые выдержки из его книги:

  • Немалое количество медиков, не принадлежащих к прививочному лобби, указывают, что прививки — противоестественны по самой своей сути. Иммунная система человека развивается методом обучения. Природой запрограммированы детские болезни, которые стимулируют созревание иммунной системы. Этими болезнями, кроме того, природа «выбраковывала» слабых, нежизнеспособных детей. Нынешнее навязчивое прививание от всех возможных болезней не даёт возможности иммунной системе здоровых в целом детей развиваться, за что детям приходится платить в настоящем и будущем серьёзными болезнями. Массовое распространение аллергий и астмы, резкое увеличение количества регистрируемых аутоиммунных заболеваний, ещё 50-60 лет назад считавшихся казуистикой, а также, онкологических болезней — всё это свидетельствует о том, что нарушены важнейшие биологические законы. У меня лично нет сомнений в том, что причиной этого, в первую очередь, являются прививки. Кроме того, прививки направлены, главным образом, на специфический иммунитет. Их токсические составляющие вызывают длительное подавление функций самого главного вида иммунитета — клеточного, результатом чего, становится резкое ухудшение здоровья прививаемых. Разговоры о краткости такого ухудшения и его, якобы, безобидном и преходящем характере — безответственны и имеют своей целью увести общественное мнение от сёрьезного обсуждения проблем долговременной иммуносупрессии и, как её следствия, стремительно растущей заболеваемости, на фоне множества прививок.

 

  • Необходимо отметить, что прививочный бизнес безнадёжно скомпрометирован слиянием финансовых интересов производителей и распространителей вакцин и представителей государственного аппарата, органов санэпиднадзора, отдельных врачей. Навязывание врачам планов прививочного «охвата» и материальное поощрение за этот бессмысленный «охват», а не за здоровье население — нарушение основополагающих принципов медицины и преступление против нации. Непрекращающиеся попытки чиновников от медицины выхолостить законы, гарантирующие населению право свободного выбора в прививочном вопросе, шантаж родителей, отказ в приёме в детские учреждения, школы, на работу и пр., при отсутствии прививок — не меньшее преступление, требующее самого активного вмешательства правоохранительных органов.

 

  • Что касается поствакцинальных осложнений, то их много — гораздо больше того количества, о котором обычно сообщается публике. Вакцинаторы всё ещё пытаются проводить их под грифом «совпадение», «обострение ранее существовавшего заболевания», а также, фальсифицировать статистику, но скрывать факты становится всё труднее. … пример аутизма, массовость распространения которого, среди привитых детей, вызвала в США к жизни настолько влиятельное и независимое родительское движение, что ныне оно способно даже финансировать неугодные прививочным дельцам исследования.

 

  • Разумеется, не может существовать никаких «планов охвата», когда речь идёт о процедуре, свобода выбора или отказа от которой, гарантирована законом. Очень удачно об этом сказано в статье сотрудника Института философии РАН П.Д. Тищенко. Анализируя советскую модель здравоохранения, он отметил: «Сущность отношений органов здравоохранения, в рамках существовавшей государственной модели медицины с населением может быть охарактеризована, как манипуляция, т.е., как оперирование с квазинеодушевлённым предметом, не обладающим свободой выбора. С иной стороны, это же отношение может быть охарактеризовано, как контроль над недееспособным индивидом со стороны умудрённого опытом опекуна. Поэтому, оно обычно называется патерналистским. Пациент, по определению, пассивен. В любом случае, органы здравоохранения, защищая интересы пациентов, не интересовались личным мнением самих пациентов по поводу содержания этих интересов. Идеальный пациент, парадоксальным образом называвшийся «сознательным», должен был беспрекословно выполнять указания медиков.

 

  • Необходимо привлечение действительно независимых экспертов и представителей общественности. Также совершенно необходимо создание не подчиняющейся органам здравоохранения системы учёта поствакцинальных осложнений, аналога американской VAERS, с открытой для публики базой данных. Я полагаю, что требуется и учреждение финансируемого государством института независимой судебно-медицинской экспертизы, куда смогут обращаться родители искалеченных прививками и погибших от них детей, а также все считающие, что вакцинациями был нанесён ущерб их здоровью.

 

  • За несколько месяцев до выхода в свет этой книги, в болгарском городке Боровец состоялся семинар, на котором выступал один из крупнейших гомеопатов современности, автор трёх книг, быстро ставших мировыми бестселлерами, д-р Прафулл Виджейкар из Бомбея. Он сказал: «Прививки — величайший убийца (the greatest killer) детей… Ребёнок рождается здоровым. Прививки делают его больным. Все мы видели, в своей практике, как самые тяжёлые болезни начинаются после прививок…» Мне нечего добавить к этим словам. Выбор остаётся за родителями.

 

  • Практически во всех странах, считающих себя демократическими, законы декларируют право родителей на свободный и информированный выбор в прививочном вопросе. Однако, такой выбор возможен, лишь в том случае, если у родителей есть доступ, как к информации «за», так и к информации «против». С информацией «за» проблемы нет — она в избытке. Газеты, радио, телевидение, вебсайты, толпы бесчисленных «специалистов по вакцинации», начиная с участковых педиатров и заканчивая высшими чиновниками от медицины — все в унисон твердят о благах, которые даруют прививки. Найти же информацию «против», на русском языке, родителям куда труднее. Эта книга, как раз, и призвана дать им те сведения, которые от них скрывались и вооружившись которыми они смогут критически изучить проблему.

 

  • От прививаемых требуется подвергнуть себя реальному риску расстройства здоровья и даже смерти (такую возможность не исключают и сами вакцинаторы), ради предполагаемой пользы его лично или, в некоторых случаях, других членов общества (как это происходит сейчас с прививанием детей от краснухи). Но, мало того. Согласно концепции «допустимых поствакцинальных реакций» (высокая температура, рвота, беспокойство, беспрерывный крик ребёнка и даже судороги) и, так называемого, поствакцинального периода — отрезка времени, следующего за прививкой, характеризующегося подавлением функций иммунной системы и соответственно высокой подверженностью различным заболеваниям, — вакцинаторы прямо заявляют, что быть больным после прививки — это нормально. При этом, родителям никто с уверенностью не скажет, какие поствакцинальные реакции следует считать нормальными, а какие — патологическими и сколько длится этот самый поствакцинальный период для их конкретного, а не среднестатистического ребёнка, насколько он окажется тяжёлым и когда можно будет, наконец, праздновать возвращение к прежнему состоянию здоровья при, якобы, имеющейся защите от привитой болезни. Равно, как никто не гарантирует, что прививка не станет причиной пожизненной инвалидности, а то и вообще смерти (желающие проверить готовность врачей предоставить такую гарантию могут попросить педиатра подписать бумагу, согласно которой он берёт на себя полную ответственность за исход прививки); при этом, самые тяжёлые последствия замалчиваются.

 

  • Многие ли из родителей задумывались над логикой прививочного посыла: «Взять здорового, чтобы сделать его непредсказуемо больным, для того, чтобы он потом стал более здоровым»? А, если задумывались, неужели с ней соглашались? Трудно найти сегодня страну, где прививки делались бы насильно. Практически нет считающих себя демократическими стран, где родители не могли бы сделать свободный и осознанный выбор в пользу отказа от прививок. Однако, действительно осознанный выбор может основываться лишь на полной информации, а вот с доступом к ней дела обстоят совершенно неудовлетворительно именно потому, что такая информация очень часто — не только не в пользу прививок, но и прямо указывает на приносимый ими вред. Эта информация — малодоступна не только для родителей, но и для медицинских работников. Редкий педиатр имеет достаточное представление о том, что входит в состав вакцин, каковы токсикологические характеристики этих веществ, какова их предельно допустимая концентрация (ПДК) в организме человека, какие описаны осложнения, после введения вакцин.

 

  • Естественный иммунитет теряется в человеческом обществе; заменить возбудителя призваны регулярные массовые прививки, и, для достижения вожделенного коллективного иммунитета, требуется прививать всех или почти всех, при этом, постоянно. Но, как же этого достичь, когда, согласно заявлениям, например, российских педиатров, действительно здоровые дети (т.е. именно те, кого прививать, по прививочным меркам, можно) стали уже казуистикой, а число хронически больных и требующих постоянного наблюдения и лечения достигает четверти-трети всей детской популяции, а по иным данным — и половины и даже больше?!! Тогда, в угоду упомянутой выше концепции начинают уменьшать «неоправданно большое число противопоказаний» и прививать также и больных, попросту калеча, а иногда и убивая их. Разумеется, все эти «отдельные факты» не афишируют, чтобы не подвергать сомнению прививочные теории и гарантировать безопасность тем, кто их осуществляет на практике.

 

  • Сегодня прививки, являясь показателем «эпидемиологической чистоты», также служат гарантией допуска к минимуму социальных благ. Например, непривитым детям во многих странах бывшего СССР и бывшего «социалистического лагеря» запрещалось посещать дошкольные заведения и школы. Концепция коллективного иммунитета также открыто предполагает, что часть прививаемых неизбежно должна быть принесена в жертву поствакцинальным осложнениям. Прививочная пропаганда и не стремится это отрицать; она лишь пытается преуменьшить число потенциальных пострадавших и вообще значение опасности осложнений, заявляя, что «осложнения бывают очень редко», и раздувая страхи перед болезнями («опасность болезни — намного превышает риск прививки»).

 

  • Однако, вряд ли общество может выиграть, прежде всего, в моральном плане, увеча и уничтожая своих здоровых членов, ради пользы общества «в целом». Вакцины, вопреки всякому здравому смыслу и существующим стандартам, применимым к другим лекарственным препаратам, обладают «презумпцией невиновности» и применяются до тех пор, пока не будет очевидно доказан их вред. Так это недавно было с ротавирусной вакциной, так это происходит с «горячими сериями» (hot lots) вакцин, без лишнего шума отзываемых с рынка, после получения определённого количества сообщений о смертях и увечьях детей, после их использования. Очень хорошей иллюстрацией политики двойных стандартов может послужить нынешняя, далёкая от завершения история с вакциной MMR, которую родители детей, больных аутизмом, обвиняют в том, что она стала причиной этого тяжёлого заболевания. Медицинские власти заявляют родителям, что вакцина — безопасна, потому, что не доказана её связь с аутизмом; эта связь — всего лишь, гипотеза. Однако когда возникла ничуть не более обоснованная гипотеза о том, что вирус, так называемого, коровьего бешенства, поражающий мозг животных, может быть опасным и для человека, никто не стал дожидаться доказательств, которые могли бы стоить жизни и здоровья людям, — предположительно инфицированный скот просто начали массово уничтожать!

 

  • Вакцины не проверяются ни на канцерогенный (способность вызывать рак), ни на мутагенный (способность вызывать генетические мутации) эффекты. В вакцины добавляются высокотоксичные вещества (ртуть, формальдегид, фенол, алюминий), хотя никто и никогда не показал безвредность их применения у детей. Правильным будет обратное — достаточное количество исследований показало, что эти вещества ядовиты, вредны для организма, могут стать причиной тяжёлых болезней. После почти 70 лет бесконтрольного использования в вакцинах ртути, в 1999 г., в свете разгоревшегося общественного скандала, Американской Академией педиатрии было рекомендовано незамедлительно от ртути избавиться. Два года спустя (!), та же рекомендация была дана американским Институтом медицины (ЮМ). Кроме того, в процессе производства, вакцины постоянно контаминируются (заражаются) микробами, вирусами, грибками и простейшими. Для деконтаминации, в свою очередь, также применяются токсические вещества (антигрибковые препараты и антибиотики), так что, в итоге, получается ядовитый коктейль с никогда не изучавшимися свойствами. Ротавирусная вакцина не давала, по утверждению фирмы-производителя, осложнений при проверке её в группе здоровых детей. Но, когда её стали получать все дети, в том числе и недоношенные, оказалось, что она вызывает инвагинацию кишечника.

 

  • Вне чисто коммерческих интересов, неизменно присутствующих во всём, связанном с прививками, логику такого «обмена» болезней в детском возрасте на болезни во взрослом возрасте понять невозможно, если вновь не вспомнить о концепции коллективного иммунитета. Страдающие от осложнений детских инфекций — это почти всегда дети с тяжёлыми фоновыми заболеваниями иммунной системы; очень часто прививки им категорически противопоказаны. Именно они дают тот самый процент осложнений и даже смертей при заболеваниях, которым вакцинаторы любят запугивать родителей, не уточняя при этом, о каких именно детях идёт речь.

 

  • Массовое прививание призвано ликвидировать циркуляцию возбудителей болезней в человеческом коллективе и, следовательно, снизить для больных детей шанс инфицирования и последующих осложнений. Таким образом, здоровые дети должны подвергнуться риску дважды: сначала рискуя получить осложнения от вакцинации (как немедленные, так и отсроченные, о которых мы пока очень мало знаем), а потом — болезнь в том возрасте, когда она неизмеримо опаснее. Вряд ли многие родители, будь они информированы, согласились бы рисковать здоровьем своих детей.

 

  • Прививание детей рождает не только проблему сдвигания болезни в неблагоприятный для больных возраст, но и другую, также очень важную. Привитые в детстве, девочки лишаются возможности приобрести пожизненный иммунитет к инфекционными болезням и передать его с молоком или через плаценту своим будущим младенцам, поскольку прививочного иммунитета к фертильному возрасту очень часто не обнаруживается. Дети, не получающие материнские антитела, оказываются не защищёнными перед болезнями, опасными в раннем младенческом возрасте — том самом возрасте, в котором, в допрививочную эру, малыши были защищены. Единственным выходом, с точки зрения вакцинаторов, является беспрерывное снижение возраста прививаемых и количества противопоказаний ad absurdum.

 

  • Особый разговор должен идти о научном обосновании полезности прививок. И здесь имеются серьёзные проблемы. Стремительное развитие иммунологии всё более склоняет учёных к мысли о том, что иммунная система устроена гораздо сложнее, чем это предполагалось в те времена, когда в конце XIX — началеХХ в. энтузиасты мастерили «на ура» всё новые прививки от всех существующих болезней. Сейчас уже понятно, что антитела, выработку которых должны стимулировать вакцины, не только не единственный, но часто даже и не главный механизм защиты человека. Только отлаженная работа невероятно сложной системы, всех её звеньев на всех уровнях, позволяет человеку оставаться здоровым или переносить болезни с минимальным для себя ущербом. Противоестественное парентеральное проникновение в организм сложного биокомплекса, в котором присутствуют тяжёлые металлы (ртуть), цитотоксические яды (фенол), известные канцерогены (формальдегид), алюминий, загрязнители вакцин (например, микоплазмы или вирусы человека либо животных), вызывает очень большие сомнения, относительно безопасности такого мероприятия. Постоянный и противоестественный «иммунный стресс», повторяющиеся «удары» по развивающейся иммунной системе могут считаться совершенно безобидными, лишь в пропагандистской прививочной литературе.

 

  • Стремительно растущая заболеваемость детей астмой и различными аллергиями, не говоря уже об онкологических и аутоиммунных болезнях, — лучшее свидетельство того, как природа реагирует на бездумное и безответственное вмешательство человека в установленные ею законы. Вот, что пишет, например, в своём письме в Российский национальный комитет по биоэтике онкоиммунолог проф. В.В. Городилова: «Какими бы временными ни были формы иммунопатологии, все они сводятся к нарушению баланса Т-клеточных систем, приводя функционально и структурно к многочисленным расстройствам в здоровье ребёнка. Запас лимфоцитов постепенно истощается, и организм оказывается беззащитным перед различными антропогенными факторами. Человек стареет раньше своего времени. Физиологическое, естественное старение — процесс постепенного затухания, увядания всех звеньев иммунной системы.

 

  • Вакцины же, ускоряют, подстёгивают процесс «расходования» лимфоцитов, искусственно приводя организм человека к преждевременному старению, отсюда старческие болезни у молодёжи. В онкологии основополагающим служит дисбаланс между скоростью иммунного ответа и опухолевым ростом. Нарастание онкозаболевания опережает скорость размножения реагирующих на него лимфоидных клеток, направленных, кроме того, на борьбу с непрестанно поступающими антигенами — вакцинами». С этой точкой зрения вполне согласна проф. Р.С. Аманджолова, в прошлом главный акушер-гинеколог Казахстана: «При каждой прививке — введении антигенов, минуя наружные барьеры, мы забрасываем в цитадель нашего организма троянского коня, многочисленные вражеские войска. Человек с рождения не менее двадцати раз подвергается такому коварному нападению. При этом, он переболевает, хотя и в ослабленной форме, заболеваниями, вызываемыми введёнными вирусами и бактериями, большинством из которых, в естественных условиях, он никогда бы и не заразился. При столь изнурительной борьбе, гибнут и собственные клетки крови. Организм быстро изнашивается, развивается дефицит ферментов… Вот почему ряд симптомов, свойственных старческому возрасту, к примеру склерозирование тканей, онкологические заболевания, развиваются рано. Они являются следствием дефицита антител и ферментов, характерного для пожилых людей. Подвергаемые постоянным нападкам изнутри, клетки иммунной системы сами становятся агрессорами. Они начинают уничтожать клетки собственного организма и даже ведут к развитию иммунодефицита — СПИДа».

 

  • В своём докладе, прочитанном в марте 1976 г. на семинаре, финансированном Американским обществом по изучению рака (American Cancer Society), профессор вирусологии Роберт В. Симпсон заявил: «Программы прививок против гриппа, кори, свинки, полиомиелита и т.д. могут, на самом деле, засевать людей РНК (рибонуклеиновой кислотой. — А.К.), формирующей скрытые провирусы в клетках организма. Эти скрытые провирусы могут … играть роль в развитии таких болезней, как рассеянный склероз, ревматоидный артрит, системная красная волчанка, болезнь Паркинсона и, возможно, рак». На той же конференции с докладом, содержавшим аналогичные выводы, выступил вирусолог Венделл Д. Винтере из госпиталя при университете Лос-Анджелеса. Американский исследователь д-р Харрис Л. Култер написал целую книгу, в которой показал, что стремительно растущее число преступлений, совершаемых против личности, гиперактивность, неспособность к обучению, из-за проблем с концентрацией внимания, дислексия и пр. могут иметь связь с, так называемым, постэнцефалитным синдромом — хроническим вялотекущим воспалением головного мозга, вызванным вакцинами, в первую очередь — против коклюша. Им же, в соавторстве с матерью ребёнка, искалеченного прививкой, Барбарой Л. Фишер, нынешним директором американского Национального центра информации о прививках, была написана другая обстоятельная книга о прививке DPT (АКДС), в которой была дана следующая приблизительная оценка: 12 000 случаев тяжёлого поражения нервной системы и 1000 случаев младенческих смертей, списываемых властями на синдром внезапной детской смерти (СВДС) в США ежегодно. Хотя сами авторы считают это число заниженным, пусть даже оно будет в несколько раз завышенным — всё равно, эта статистика ужасает.

 

  • Перейдём теперь к этическим аспектам прививок. Многие родители были бы возмущены, узнав, что вакцины традиционно испытываются на самых беззащитных и обездоленных — детях из приютов или детях беднейших слоёв населения, а также, на военнослужащих. Были случаи, когда уже показавшие себя опасными вакцины (например, коревая, при её массовом использовании в Англии) преспокойно передавались в развивающиеся страны — не пропадать же добру! — где они продолжали калечить детей. Ряд современных вакцин (например, от краснухи и ветряной оспы) готовится на тканях абортированных плодов, но родителям не сообщают об этом, иначе религиозные убеждения не позволили бы многим дать согласие на прививку такими вакцинами своим детям или себе.

 

  • Очень существенной этической проблемой является дилемма, которая встаёт перед врачом, работающим в государственной системе. Многие медики, будучи неплохо осведомлены о несомненном вреде и очень сомнительной пользе прививок, не прививаются сами и не прививают своих детей. Однако, будучи наёмными работниками государства, они должны выполнять предъявляемые к ним требования — добиваться максимального прививания, ради коллективного иммунитета, т.е., делать то, что противоречит их собственным убеждениям. Такая ситуация не укладывается не только в какие-то специфические медицинские, но и в элементарные общечеловеческие нормы морали, которые очень точно сформулировал мудрец раби Гилель в ответе на вопрос о том, можно ли уложить весь смысл Библии в одну фразу: «Не делай другому то, чего не желаешь себе».

 

  • Для продвижения вакцин на рынке и для достижения необходимого «охвата» применяются самые отвратительные и недостойные методы, в первую очередь, запугивание родителей. В начале XX в. известный русский педиатр Нил Филатов писал: «Если посмотреть, как наше общество относится к опасностям заразить своих детей инфекционными болезнями, то, к сожалению, нередко можем заметить проявления… панического страха в более или менее резкой форме… А ведь, эта постоянная мысль и забота, как избежать возможности заразить себя и детей, ведёт к непрестанному напряжению нервов, к волнениям, к постоянному ограничению свободы детей и в пользовании прогулками, воздухом и в диете…» Большинство из реально существовавших тогда опасных болезней (например, натуральная оспа, брюшной тиф, холера), для нынешних родителей, относится, скорее, к области преданий, но спокойной жизни им всё равно нет: вакцинаторы продолжают усердно раздувать родительские страхи и перед такими болезнями, которые раньше никто и не помышлял назвать серьёзными — свинка, корь, ветряная оспа, не говоря уже о краснухе. Родителей терроризируют постоянными звонками из детских поликлиник с требованием прийти и сделать прививку, непривитых детей отказываются принимать в ясли, сады и школы.

 

  • Ещё один аспект массовых прививок — это властвующая в мире прививок разнузданная коррупция, которая в «политически корректной» англоязычной печати называется «конфликт интересов». Уникальность прививочной процедуры — ещё и в её массовости. Даже самая распространённая болезнь, всё-таки, ограничена числом болеющих ею. Такого ограничения для прививок нет, поскольку они делаются всем здоровым, часто относительно здоровым, а теперь уже и больным. Кроме того, опасность распространения инфекции требует надзора государственного аппарата; соответственно профилактика уже начинает рассматриваться, как общегосударственная задача. Неизбежно возникает совпадение интересов производителей вакцин и государственных чиновников различного ранга, в том числе и от медицины — различных «эпидемиологов» и «специалистов по детским инфекционным болезням». Получается, что, как только появляется некая прививка, она фактически приходит навсегда. Список прививок растёт и, соответственно ему, растут доходы производителей и распространителей вакцин, прививочных «экспертов» и прочей, кормящейся вокруг вакцин, публики.

 

  • Здоровья у детей — всё меньше, тяжёлых болезней, встречающихся во всех возрастах, — всё больше, причём и таких, которые раньше встречались исключительно редко, если не сказать — были казуистичными (например, аутоиммунные заболевания). Да практически никто и не стремится изучать связь прививок с ними (во всяком случае, «специалисты в вакцинологии» — последние, кто выказывает такой интерес). Прививки являются великолепной питательной средой, на которой растут «научные исследования» уровня, на котором их выполнение доступно даже пятикласснику: берётся экспериментальная вакцина и вводится группе детей или солдат, затем измеряются появившиеся антитела — и готова публикация или диссертация.

 

  • Необходимо здесь ещё отметить, что, с многих точек зрения, смерть пострадавшего от прививки — намного выгоднее вакцинаторам, чем его инвалидность. Во-первых, всегда есть шанс списать смерть на какую-нибудь «случайность», вроде синдрома внезапной детской смерти (СВДС) и вообще избежать выплаты компенсации. Во-вторых, даже в случае доказанной смерти от прививки, родственники жертвы получают сумму около четверти миллиона долларов, и на этом вопрос считается вполне исчерпанным. Однако, если речь идёт о необратимом поражении нервной системы, то сумма компенсационных выплат может достигать многих миллионов долларов, которые пойдут на уход за несчастным ребёнком. Соответственно, затягивание признания связи прививки и наступившей болезни преследует своей целью просто дождаться смерти пострадавшего, чтобы платить намного меньше.

 

  • Я уже не говорю о том, что об умершем все, кроме его родственников, скоро забудут, а инвалид будет ещё долгие годы живым свидетельством «эффективности и безопасности» вакцинации, наводя других родителей на «неправильные» мысли относительно того, стоит ли им подвергать своих детей такому риску. Свою долю в прививочном бизнесе имеют не только производители и высшие чиновники от медицины, но и практические врачи. Так, британские доктора получают вполне ощутимую премию, при «охвате» в 70% доступного для прививок контингента и ещё более ощутимую денежную прибавку, при 90%. И наоборот, в свете недавних массовых отказов британских родителей от прививки MMR, из-за её предполагаемой связи с аутизмом и поведенческими нарушениями, Министерство здравоохранения Англии планирует «бить по карману» тех врачей, которым не удаётся убедить родителей в необходимости этой прививки своим детям.

 

  • В Новой Зеландии Министерство здравоохранения, через суд, планировало расправляться с акушерками, предупреждающими будущих матерей об опасности прививок. Поощрение за «охват» существует и в России. Так, Главный государственный санитарный врач России в 1993 г. постановил «ввести экономическое стимулирование медицинских работников за своевременное проведение и достижение высокого уровня охвата профилактическими прививками». Без тени стыда коллектив российских прививателей пишет: «Для решения задачи 95%-го охвата профилактическими прививками против полиомиелита детей в возрасте до 3 лет во всех регионах России… значительно сокращён перечень медицинских противопоказаний. В ряде субъектов Российской Федерации успешно применяются меры экономического стимулирования медицинских работников за своевременное и полное проведение иммунизации…»  И наоборот: «…все мы знаем, как наше начальство обычно ругает врачей, у которых многие дети не привиты. Их обвиняют и в равнодушии, и в неумении уговорить мать, и в других недостатках. Зачастую такого врача ругают на общих собраниях в присутствии медсестёр и других врачей. И доктор, естественно, избегает подобной ситуации, тем более, что о случаях тяжёлых осложнений он ничего не знает. Это «ничего не знает» приводит нас к ещё одному важному аспекту проблемы. Доктора, назначающие прививки, ничего не знают об осложнениях не потому, разумеется, что их нет, а потому, что с докторов снята вся ответственность и последствиями осложнений занимаются совершенно другие люди — например, реаниматологи, врачи приёмных отделений больниц или врачи, работающие в учреждениях для детей-инвалидов, врачи экспертных комиссий по установлению инвалидности, специалисты по реабилитации, работники социальных служб. Друг с другом они практически не сталкиваются, и правая рука не знает, что творит левая. Каждый выполняет ту работу, за которую ему платит деньги государство. Все звенья системы — производитель, врач, прививающий детей, врачи служб скорой помощи и пр. — продуманно разрознены, так что, никто не имеет представления об истинном масштабе зла.

 

Материал подготовила Мищенко Наталия