Главная - Оказана помощь - Куркова Тамара Васильевна

Куркова Тамара Васильевна

Куркова Тамара Васильевна kurkova

 

 Тамара Васильевна родилась на Урале. Ее  мама была медиком, а папа – инженером. Отец умер от туберкулеза, когда девочка была совсем маленькой. Вслед за ним ушел из жизни ее старший братик, который заразился от отца этой страшной болезнью.

Мама второй раз вышла замуж, и семья переехала на Западную Украину в Львовскую область, в село Вишанича, где и встретила войну. Тамара Васильевна вспоминает: «Нас  в селе считали чужаками, называли «москалями» и не пускали даже на порог хаты. Поэтому мы закопали в огороде свои документы, книги о Сталине и о Ленине, а сами прятались в поле, во ржи». Однажды в поле, где Тамара с мамой укрывалась от немцев, приземлился немецкий самолет. Ужас  буквально сковал их обеих, и они несколько часов провели во ржи, дрожа от животного страха. Мама поняла, что нужно уходить из села немедленно и одела дочку в черные длинные старые одежды, вымазав лицо сажей. Пешком они пошли  прятаться от немцев в соседний город Еворов, зашли в церковь и попросили у местного священнослужителя прибежища. «Батюшка немного пообщался с нами и приютил на ночь в своем флигеле, а наутро попросил, чтобы  мы прятались где-нибудь в другом месте, т.к. опасался за свою жизнь. Он велел нам уходить», — вспоминает Тамара Васильевна.

Мама Тамары была  членом партии и со временем ей дали жилье в городе. Местная школа была переоборудована в госпиталь и мама  женщина работала там санитарным врачом. Малолетняя дочка ей во всем помогала, выполняя посильную работу: чистила картошку, мыла посуду, стирала бинты для раненых.

Родная бабушка Тамары в детстве научила внучку немецкому языку, и  эти знания очень пригодились ребенку в военное время. Девочке предложили работу переводчицы в комендатуре, куда доставляли пленных немцев. Так Тамара была зачислена в секретную войсковую часть № 125, где она проработала с 1943 года до самого окончания войны.  Ей очень нравилось ощущать себя взрослой, ведь ей была доверена ответственная работа, и она понимала, что детство ее закончилось. Тамара Васильевна вспоминает, как тяжело было для нее, молодой девчушки жить по военному расписанию: рано вставать, носить военную форму. Ей было трудно морально работать на допросах, т.к. немцев приводили в комендатуру очень слабыми, они еле держались на ногах, но Тамара серьезно относилась к своей работе, потому что понимала, что от качества ее перевода зависит точность сведений, которые будут переданы в советскую секретную службу. В любом случае они с мамой радовались тому, что не попали в немецкий плен, а были полезны нашим защитникам.

 «9 мая 1945 года наша часть была уже в Польше», — вспоминает Тамара Васильевна, — «и я узнала об окончании войны от начальства. Мне тогда было уже 16 лет, и я очень захотела вернуться домой». Но, ни в день победы, ни после него Тамару с мамой домой не отпустили, а разрешили вернуться на родину только в октябре 1945 года (настолько важной и секретной была работа в комендатуре). Деньги на проезд женщинам тоже не дали, но зато дали справку с гербовой печатью, в которой так и было написано: «Просьба  оказывать содействие в возвращении на Родину в виду отсутствия денег на проезд».

На основании этого документа мама и дочка должны были добраться домой из Польши на Урал. Эта же справка впоследствии послужила основанием для присвоения Курковой Тамаре Васильевне статуса участника Великой Отечественной войны. Меня глубоко тронул ее рассказ о том, как тяжело  было добираться на Урал без денег. Женщины подходили к железнодорожным составам, выясняли станции их назначения, показывали справку с гербовой печатью и просили посадить их на поезд нужного направления. Только представьте себе, что Тамара Васильевна фразу «посадить на поезд» употребила в самом прямом значении! Они с мамой добирались НА (!) поездах, привязывая себя к трубам на крыше вагона!  Таким удивительным и одновременно страшным способом: то на крышах поездов, то пешком, женщины, спустя долгие шесть (!) месяцев, преодолели путь на родину, в Екатеринбург. 

Оказывается, на станциях в поезда в то время не сажали. Шли только воинские эшелоны или закрытые товарные вагоны с какими-то грузами. Кругом были тиф, голод, грабежи и разруха. Люди днями сидели на станции, питались луком и жевали сухое пшено. Когда прибывали составы из товарных вагонов, солдаты (тогда назывались красноармейцами) высыпали из вагонов и шли менять у крестьян яблоки, соленые огурцы, печеную репу, лук. «Женщины проситься в вагон к солдатам боялись», —  рассказывает Тамара Васильевна,  — «земля слухами полнилась, что банды зеленых гуляют вокруг станции, грабят, насилуют всех и вся. Где-то вспыхнула холера. Страшно было и безвыходно».

 

Вагоны эшелона, обычно, были полны красноармейцев, лошадей, орудий, повозок. Поэтому на крышах вагонов собиралось довольно много людей с ручной поклажей — мешками и узелками. Черный дым, пронизанный искрами, вылетал из паровозной трубы, покрывая, лежащих на крыше. Во время войны железнодорожные составы побывали в переплетах, поэтому на вентиляционных трубах были дырки – следы мелких осколков. Искры жгли руки, лицо, прожигали одежду, мешки. Люди отмахивались от искр, словно от мух, тушили их друг на друге, отряхивались. Из вагонов слышался смех, доносились звуки гармошки.

«Многие люди на крыше вагонов, уйдя в себя, непрестанно молились, это было видно по сосредоточенным лицам и едва заметным движениям губ. Жарко, душно, трудно было гасить искры и цепляться за гребни крыши. Вагоны покачивало из стороны в сторону, иногда сильно встряхивало, и они трещали. Руки уставали, мешки съезжали в сторону, и их беспрерывно приходилось поправлять. Поезд несколько раз останавливался на небольших станциях, солдаты грузили дрова, паровоз заправлялся водой, и мы снова ехали, ехали, ехали…», — рассказывает Тамара Васильевна.

Она всегда мечтала выйти замуж за офицера, т.к. очень изголодалась с мамой за время войны, а брак с офицером в послевоенный период был гарантией стабильного достатка. Однажды под открытым небом, прямо на поляне, где молодежь пела военные песни и танцевала, Тамара познакомилась со своим будущим мужем. «Свадьбы никакой у нас не было», — вспоминает она, — «я надела обычное платье, а жених — военную рубашку. Мы зашли в ЗАГС, заплатили три рубля и нас расписали. Вечером, по своей бедности, мы пили брагу. Это квас, который выдерживают немного дольше обычного, чтобы он был «под небольшим градусом». Кушали, как и водится на Урале — уральские пельмени, только без мяса — их лепили собственноручно и из картошки, и из капусты…»

Тамара Васильевна очень любила мужа, вместе они прожили 46 лет! Он был военным, поэтому его с семьей, сначала направили на службу, на Камчатку, где у молодых родилась дочь, а позже, в 1962 году — в Севастополь, где родился их сын, судьба которого сложилась очень непросто. Он  окончил военное училище, создал семью, и однажды убыл в командировку. По возвращении он узнал, что его жена скончалась от отравления грибами и застал маленькую дочку, Аннушку, с чужими людьми: девочке помогали, кто чем мог, сердобольные соседи. Позже, сын Тамары Васильевны умер от панкреатита, и ее внучка стала круглой сиротой. Девятилетнюю девочку  добрые люди отправили поездом к Тамаре Васильевне. Она поехала встречать ребенка в Москву и с тех пор они не расстаются. Тамара Васильевна заменила девочке и отца и мать. Сегодня Аня живет в Севастополе, учится в институте, она очень любит свою бабушку и помогает ей во всем.

31 год своей жизни Тамара Васильевна посвятила возрождению нашего родного Севастополя. Все эти годы она работала в строительной сфере в монтажно – наладочном управлении: сначала инженером по зарплате, потом — нормировщиком и, позже мастером по приему строительных работ. Тамара Васильевна  является Ударником коммунистического труда, имеет грамоты за свои заслуги.

Несмотря на свой почтенный возраст, она выглядит очень ухоженной женщиной. Тамара Васильевна поделилась со мной своими рецептами красоты и сказала, что всегда сама себе делала маникюр и завивку волос. Ее опрятная и нарядная одежда сразу выдает в ней модницу – элегантная шляпка с цветами, накрахмаленная кружевная блуза, собственноручно пришитая серебряная тесьма на пиджаке. Думаю, что такая кропотливая работа над собой – секрет ее хорошего настроения и желания общаться с окружающими с улыбкой и с удовольствием. Как горько видеть пожилых людей, которые зажаты, обижены на мир, суетливы и запасливы. И как хорошо, что есть среди нас такие люди, как Тамара Васильевна — люди неподвластные времени! Их «вечная молодость» проявляется в неугасаемом интересе к жизни, в отсутствии эгоизма, в умении хранить свет в душе и дарить радость окружающим.

Помогаем сильным!

Тамара Васильевна, несмотря на свои болезни, счастлива и благодарна судьбе. Эта активная общительная женщина влюблена в наш город, она любит бывать на культурных мероприятиях на Приморском бульваре: смотреть концерты на «Ракушке», любоваться военными парадами и салютами, петь песни под гармонь. Сегодня ее расстраивает то, что танцевать, как раньше, из-за болей в ногах, она уже не может. Поэтому у  Тамары Васильевны есть заветное желание – попасть в санаторий для лечения опорно-двигательного аппарата. Женщина надеется, что это поможет ей избавиться от болей и отеков в суставах.

            Мы все ценим хорошее отношение к себе и знаем, что небольшие добрые дела и услуги окружающим нас людям создают огромный «кредит доверия»  и «депозит удачи» тем, кто верит, что Небесная канцелярия подсчитывает добрые человеческие поступки. Поэтому я думаю, что среди нас найдутся благотворители, которые захотят исполнить мечту этой удивительной женщины и приобрести для нее путевку в санаторий. Желающие помочь могут перечислить денежные средства по следующим реквизитам: Банк Получателя: Российский Национальный Коммерческий Банк (ПАО), К/С № 30101810335100000607 в отделении Банка России по Республике Крым, БИК — 043510607, ИНН — 7701105460, КПП — 910201001. Счет получателя — 30232810440002000004, Наименование получателя — РНКБ Банк (ПАО). Назначение платежа — пополнение карты № 6054700018638665 (пробелы в номере карты не допускаются). ФИО Держателя  Куркова Тамара Васильевна.

                                                                                                                      Автор очерка Наталия Мищенко